Гармонизация российских стандартов охраны труда с требованиями МОТ

М.С. Байгереев,
директор Восточно-Сибирского филиала ФГУП “НИИ труда и социального страхования”
Минздравсоцразвития России,
Н.А. Галыгина,
научный сотрудник Восточно-Сибирского филиала “НИИ труда и социального страхования”
Минздравсоцразвития России

Согласно Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года в сфере охраны труда на этапе 2016–2025 гг. планируется достичь показателей Евросоюза, а именно сократить количество рабочих мест с вредными и опасными условиями труда до 3–5% и уменьшить коэффициент травматизма со смертельным исходом до уровня не более 0,05–0,08.

Сейчас в России смертность трудоспособного населения превышает аналогичный показатель по Евросоюзу в 4,5 раза. Ежегодно в Российской Федерации по причинам, связанным с воздействием вредных и опасных производственных факторов, умирает около 180 тыс. чел., получает травмы на производстве около 200 тыс. чел., регистрируется более 10 тыс. случаев профессиональных заболеваний, более 14 тыс. чел. становятся инвалидами вследствие трудового увечья и профзаболевания. При этом официальным статистическим наблюдением охвачено менее 45% трудящихся.

Более того, статистика не учитывает растянутые во времени причинно-следственные связи вредных факторов с повреждением здоровья трудоспособного населения, как то: производственно-обусловленную заболеваемость, снижение иммунитета, ускоренное старение и нарушение репродуктивных функций трудящихся, т. е. так называемые скрытые профессиональные риски, уровень которых превышает 70% всех рисков наступления случаев утраты здоровья работников под воздействием неблагоприятных производственных факторов. По экспертным оценкам, из-за болезней в среднем теряется до 10 рабочих дней (в странах Евросоюза – 7,9 дня) на одного работающего. Ежегодные экономические потери, обусловленные неблагоприятными условиями труда, оцениваются в 500 млрд руб. (1,9% ВВП).

На сегодня в России самую большую часть затрат на компенсацию последствий производственных травм и профзаболеваний несут работники, их семьи и государство в лице Фонда социального страхования Российской Федерации. Эксперты Международной организации труда (далее – МОТ) утверждают: если бы работодатели решали, какие условия безопасности труда они будут обеспечивать, исключительно основываясь на соображениях прибыли, то рабочие места были бы слишком опасными. По мнению МОТ, в рыночных условиях государство обязано взять на себя функцию национального регулятора охраны труда и стимулировать работодателей принимать эти “правила игры”.

Конвенции МОТ в сфере охраны труда содержат нормативы и положения, которые предполагают обязанности государства в области управления сферой охраны труда, экономическую ответственность работодателя за опасные и вредные условия труда, права и ответственность работника. Гармонизация российского трудового законодательства с требованиями конвенций и рекомендаций МОТ является одним из приоритетов политики государства в социально-трудовой сфере.

По заданию Минздавсоцразвития России Восточно-Сибирский филиал ФГУП “НИИ труда и социального страхования” проанализировал 24 основных нормативных и рекомендательных документа МОТ в сфере охраны труда на предмет их актуальности для России, соотношения с национальным законодательством, социальных и экономических последствий возможной ратификации. Главный вывод исследования: несмотря на отдельные трудности, в стране созданы предпосылки для ратификации основных современных международных норм, содержащихся в конвенциях МОТ в сфере охраны труда.

Без внесения значительных изменений в российское законодательство и дополнительных расходов для федерального бюджета могут быть ратифицированы: Конвенция № 115 о защите работников от ионизирующей радиации (1960 г.), Конвенция № 121 о пособиях в случаях производственного травматизма (1964 г.), Конвенция № 161 о службах гигиены труд (1985 г.), Конвенция № 167 о безопасности и гигиене труда в строительстве (1988 г.), Конвенция № 174 о предотвращении крупных промышленных аварий (1993 г.), Конвенция № 186 о труде в морском судоходстве – Сводная морская конвенция (2006 г.), Конвенция № 187 об основах, содействующих безопасности и гигиене труда (2006 г.).

Назревшей и экономически целесообразной представляется ратификация Конвенции № 187 и соответствующей Рекомендации № 197. Эти документы описывают, какие принципы должна учитывать национальная система охраны труда, какие задачи она должна решать, кто отвечает за ее реализацию и эффективную работу, как осуществляется контроль и принятие решений. Конвенция определяет следующие термины:

  • “национальная политика” – национальная политика в области безопасности и гигиены труда и производственной среды. Целью такой политики является предупреждение несчастных случаев и повреждений здоровья, возникающих в результате работы, в ходе ее или связанных с ней, сводя к минимуму, насколько это обоснованно и практически осуществимо, причины опасностей, свойственных производственной среде;
  • “национальная система безопасности и гигиены труда” – инфраструктура, предусматривающая основные рамки для проведения национальной политики и национальных программ в области безопасности и гигиены труда;
  • “национальная программа по безопасности и гигиене труда” – любая национальная программа, включающая задачи, которые предстоит решить в установленные сроки, приоритеты и средства действий, сформулированные в целях совершенствования безопасности и гигиены труда, а также средства оценки достигнутых результатов.

Следует отметить, что термин “безопасность и гигиена труда” (occupational safety and health), используемый в Конвенции № 187, по смыслу полностью эквивалентен термину “охрана труда”, применяемому в российском законодательстве. Так, в соответствии со ст. 209 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) охрана труда – это система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия.

В Российской Федерации в настоящее время выстраивается современная система управления охраной труда (в т. ч. инфраструктура управления профессиональными рисками на всех уровнях социального партнерства), основные элементы которой в целом идентичны установленным Конвенцией № 187, в частности: существуют органы, отвечающие за вопросы безопасности и гигиены труда (за охрану труда), созданные в соответствии с национальным законодательством (Минздравсоцразвития России и органы по труду субъектов РФ); функционирует система федеральной инспекции труда (Роструд), а также национальный трехсторонний консультативный орган, занимающийся вопросами безопасности и гигиены труда (Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений и соответствующие трехсторонние комиссии в регионах).

К началу 2011 г. в стране в систему управления профессиональными рисками должны быть интегрированы региональные, отраслевые и корпоративные программы по улучшению условий и охраны труда, т. е. будет создана инфраструктура, соответствующая требованиям Конвенции № 187.

В соответствии с Конвенцией № 161 “О службах гигиены труда”, ратифицированной 28 странами, термин “службы гигиены труда” означает службы, на которые возложены в основном профилактические функции и ответственность за консультирование предпринимателей, трудящихся и их представителей на предприятии по следующим вопросам:

  • требования относительно создания и поддержания безопасности и здоровой производственной среды, которая будет содействовать оптимальному физическому и психическому здоровью в связи с трудовым процессом;
  • приспособление трудовых процессов к способностям трудящихся с учетом состояния их физического и психического здоровья.

Термин “представители трудящихся на предприятии” означает лиц, признанных таковыми национальным законодательством или практикой.

Согласно Конвенции № 161 службы гигиены труда выполняют следующие функции, достаточные и учитывающие потенциальные опасности на предприятии:

  • выявление и оценка риска от воздействия опасных для здоровья факторов, возникающих на рабочем месте;
  • наблюдение за факторами производственной среды и производственных операций, которые могут неблагоприятно влиять на здоровье трудящихся, включая санитарное оборудование, пункты питания и помещения, отведенные для них предпринимателями;
  • наблюдение за состоянием здоровья трудящихся в связи с трудовым процессом;
  • организация первой и неотложной медицинской помощи;
  • участие в анализе несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Положения данного документа касаются важнейших вопросов, связанных с сохранением здоровья работников различных производств, и не противоречат российскому законодательству.

Основные положения Конвенции № 161 уже учтены и содержатся в санитарноэпидемиологических правилах, гигиенических нормативах и методических указаниях, утвержденных главным государственным санитарным врачом Российской Федерации, контроль за исполнением которых осуществляется территориальными органами Роспотребнадзора по субъектам РФ.

Особое значение МОТ уделяет ратификации Сводной морской конвенции (далее – Конвенция), которая интегрирует более 65 международных соглашений о труде на море, разработанных за последние 80 лет, по сути, это глобальный международный трудовой кодекс торгового мореплавания. Ратифицирующие Конвенцию государства – члены МОТ берут на себя обязательства по инспекции судов, зарегистрированных на их территории и носящих их флаг, на соответствие условий труда и быта на их борту всеобъемлющим требованиям Конвенции. Соответствие этим требованиям будет подтверждаться государством флага путем выдачи на судно Свидетельства о соответствии трудовым нормам с приложением Декларации о соблюдении трудовых норм на борту судна. Наличие на борту судов названных документов упростит прохождение инспекций таких судов в портах государств – членов МОТ, ратифицировавших Конвенцию, и оградит судовладельцев от необоснованных задержек судов в иностранных портах. При этом суда, носящие флаги не ратифицировавших Конвенцию государств, будут подвержены в портах детальным инспекциям на соответствие условиям труда и быта на их борту международным трудовым нормам, позволяя государствам порта поддерживать требуемый уровень безопасности мореплавания и охраны окружающей среды.

Конвенция включает три элемента: Статьи, Правила и Кодекс (части А –обязательные стандарты и части В – необязательные (руководящие принципы)).

В Статьях и Правилах заложены основополагающие права и принципы, обязательства государств-членов, ратифицирующих Конвенцию. Они могут изменяться только Генеральной конференцией МОТ. В Кодексе изложены детальные требования, касающиеся выполнения правил по каждому аспекту условий труда и быта на борту судов. В Кодекс могут вноситься поправки, которые не должны выходить за рамки общей сферы действия Статей и Правил.

Конвенция состоит из пяти разделов. В первом установлены минимальные требования в отношении труда моряков на борту судна (минимальный возраст, медицинское свидетельство, подготовка и квалификация, набор и трудоустройство).

Второй раздел регулирует условия занятости (трудовые договоры моряков, заработная плата, продолжительность рабочего времени и времени отдыха, право на отпуск, репатриация, укомплектование судов экипажами).

В третьем разделе сведены требования к размещению экипажа и организации питания (жилые помещения и условия для отдыха, питание и столовое обслуживание). Кроме того, в этом разделе появились требования, касающиеся предупреждения воздействия шума и вибраций в производственных и жилых зонах.

Четвертый раздел посвящен вопросам охраны здоровья, обеспечения безопасности и предупреждения несчастных случаев, доступа к береговым объектам социальнобытового назначения, социального обеспечения. Устанавливается ответственность судовладельцев за охрану здоровья и медицинское обслуживание моряков.

Пятый раздел определяет ответственность государства за выполнение Конвенции на судах, плавающих под его флагом, в частности:

  • ответственность государства за выполнение Конвенции на судах, плавающих под его флагом, включая установление эффективной системы инспекций и освидетельствования;
  • меры государственного портового контроля за иностранными судами в своих портах;
  • обязанности государств по вопросам набора и трудоустройства моряков, а также их социального обеспечения.

В пятый раздел также добавлены: система освидетельствования (входящая в систему инспектирования), большее количество оснований для задержания иностранных судов в портах, а также прописана процедура рассмотрения жалоб моряков на борту судна.

Конвенция устанавливает жесткие требования:

  • к возрасту (минимальный возраст – 16 лет);
  • состоянию здоровья (моряки не допускаются к работе на борту судна без документа, удостоверяющего их пригодность к работе) и профессиональной подготовке моряка;
  • системе набора и трудоустройства;
  • основным условиям занятости;
  • условиям производственной среды, жилым помещениям и условиям для отдыха на борту судна (продолжительность рабочего времени молодого моряка в возрасте до 18 лет не должна превышать 40 ч в неделю);
  • питанию, столовому, медицинскому и социально-бытовому обслуживанию, социальному обеспечению.

После вступления Конвенции в силу любому государству независимо от ратификации придется обеспечивать на судах, плавающих под его флагом, выполнение установленных трудовых стандартов. Иначе участники Конвенции обязаны и будут применять санкции, предусмотренные в Правилах (при проверке судна в портах и т. д.).

В соответствии с Правилами предполагается:

  • создать эффективную систему инспекций и освидетельствования условий труда в морском судоходстве;
  • определить перечень обязательств, при которых надлежит давать полномочия общественным институтам или иным организациям для проведения инспекций или выдачи свидетельств;
  • разработать процедуры надзора и контроля эффективного и ускоренного рассмотрения на борту судна жалоб моряков о возможных нарушениях требований Конвенции.

Согласно Правилам Конвенция вступает в силу через 12 месяцев после даты регистрации документов о ратификации не менее 30 государствами-членами, общая доля валовой вместимости торгового флота которых составляет не менее 33%. По расчетам МОТ к концу 2010 г. будут созданы предпосылки вступления Конвенции в силу. К этой дате Евросоюз поставил себе цель обеспечить ее ратификацию всеми государствами-членами.

Россия выбрана МОТ приоритетной страной по продвижению Конвенции в силу того, что наша страна – одна из немногих держав в мире, которая выступает одновременно государством флага, государством портов и государством, которое является поставщиком моряков для судов других стран. В целях выработки первоочередных мер по подготовке к работе в условиях Конвенции совместным приказом Минтранса России, Минздравсоцразвития России, МИД России, Минпромэнерго России и ФМС России от 24.03.2008 № 49/137/3287/139/69 образована Межведомственная комиссия по подготовке к ратификации. В компетенцию комиссии входит рассмотрение проектов законодательных и нормативно-правовых актов Российской Федерации, отраслевых нормативных актов, которые направлены на создание необходимой отечественной правовой базы, обеспечивающей в России как члене МОТ реализацию требований Конвенции и координацию подготовительной деятельности федеральных органов исполнительной власти, судовладельцев и общероссийских объединений профсоюзов, представляющих интересы моряков.

Один из крупнейших российских профсоюзов – Росуглепроф – активно выступает за ратификацию Конвенции № 176 о безопасности и гигиене труда на шахтах (1995 г.) и соответствующей Рекомендации № 183. Документы содержат повышенные требования по соблюдению правил безопасности как к работодателям, так и работникам.

Согласно требованиям Конвенции № 176 (ст. 10) работодатель обеспечивает:

  • проведение для трудящихся бесплатно соответствующих программ профессиональной подготовки и переподготовки и получение ими понятных инструкций по вопросам безопасности и гигиены труда, а также по выполнению порученной работы;
  • осуществление во время каждой смены надлежащего надзора и контроля с целью обеспечения безопасной эксплуатации шахты в соответствии с требованиями национального законодательства;
  • введение системы, при которой фамилии всех лиц, находящихся под землей, могут быть точно известны в любое время, как и их возможное местонахождение;
  • проведение расследований и принятие соответствующих корректирующих мер в связи со всеми несчастными случаями и опасными происшествиями, определяемыми как таковые национальным законодательством;
  • представление компетентному органу отчетов по несчастным случаям и опасным происшествиям в соответствии с национальным законодательством.

В ст. 14 Конвенции № 176 заявляется, что национальное законодательство (странподписантов) должно вменять трудящимся в обязанность в соответствии с полученной ими подготовкой:

  • соблюдение предписанных мер по безопасности и гигиене труда;
  • принятие разумных мер по обеспечению собственной безопасности и охране своего здоровья, а также безопасности и здоровья других лиц, которым может быть нанесен ущерб в результате их действий или бездействия в работе, включая должное содержание и использование предоставленных в их распоряжение для этой цели защитных одежды, средств и оборудования;
  • немедленное информирование своего непосредственного руководителя о любой ситуации, которая, по их мнению, может ставить под угрозу безопасность или здоровье их или других лиц, с которой они сами не могут справиться должным образом;
  • сотрудничество с предпринимателем, с тем чтобы он мог выполнять возложенные на него Конвенцией № 176 обязанности и обязательства.

Ратификация “шахтерской” конвенции не требует больших изменений в законодательстве Российской Федерации и бюджетных затрат, но предполагает серьезное повышение обязательств со стороны работодателей. По мнению Росуглепрофа, присоединение к Конвенции № 176 особенно актуально в свете участившихся крупных аварий, в частности на шахтах “Тайжина”, “Листвяжная”, “Есаульская”. Федеральные органы исполнительной власти пока не разделяют эту позицию. Для принятия политического решения по Конвенции № 176 необходимо провести дополнительные консультации с угольными компаниями и общественными объединениями, представляющими интересы российских горнодобывающих предприятий.

Конвенции МОТ демонстрируют современные стандарты безопасности труда, к которым следует стремиться, даже если сегодня Россия экономически и организационно не готова взять на себя соответствующие международные обязательства. Например, учитывая высокий уровень травматизма в российском агросекторе, актуально внедрение норм, заявленных в Конвенции № 184 “О безопасности и гигиене труда в сельском хозяйстве” (2001 г.).

Конвенция № 184 распространяется на всю сельскохозяйственную и лесоводческую деятельность, первичную переработку продукции растительного и животного происхождения, а также использование и обслуживание машин, оборудования, приспособлений, инструментов и сельскохозяйственных агрегатов. Конвенция № 184 содержит широкий спектр современных весьма высоких требований в сфере гарантий охраны труда в агросекторе как к работодателям, так и государству. В частности, государства-члены должны образовать соответствующую и надлежащую систему инспекции рабочих мест на сельскохозяйственных предприятиях. Каждое государство, ратифицировавшее Конвенцию № 184, в свете национальных условий и практики и после консультаций с заинтересованными представительными организациями работодателей и трудящихся разрабатывает, проводит в жизнь и периодически пересматривает согласованную национальную политику в области безопасности и гигиены труда в сельском хозяйстве.

В этих целях в национальном законодательстве должно быть предусмотрено:

  • назначение компетентного органа, ответственного за проведение политики и применение национального законодательства по вопросам безопасности и гигиены труда в сельском хозяйстве (в России регулирование в сфере охраны труда осуществляет единый орган – Минздравсоцразвития России);
  • конкретное определение прав и обязанностей работодателей и трудящихся по соблюдению требований безопасности и гигиены труда в сельском хозяйстве (отметим, что действующее российское законодательство, в частности ст. 211 ТК РФ, не устанавливает различий в правах и обязанностях работодателей и работников по соблюдению требований охраны труда);
  • формирование механизмов межотраслевой координации между соответствующими органами власти и учреждениями в интересах сельскохозяйственной отрасли, а также определение их функций и обязанностей с учетом их взаимодополняемости и национальных условий и практики.

Кроме того, в ст. 19 Конвенции № 184 установлены требования по обеспечению надлежащих социально-бытовых условий без каких-либо затрат для работника, а также минимальные стандарты обеспечения жильем работников, которые по характеру своей работы вынуждены временно или постоянно проживать на территории предприятия. Конвенция № 184 содержит строгие требования к безопасности машин и оборудования, а также к работодателям, в частности, по обеспечению того, чтобы сельскохозяйственные работники с учетом уровня их образования и языковых различий получали надлежащую и соответствующую профессиональную подготовку и всесторонний инструктаж по безопасности и гигиене труда, а также руководящие указания, необходимые для выполнения работы, включая информацию о видах опасности, рисках, связанных с работой, и о мерах, которые необходимо принимать для самозащиты.

Реализация требований Конвенции № 184 носит очевидный затратный характер и потребует дополнительного финансирования как со стороны работодателей, так и из бюджетов различных уровней. Однако следует учитывать, что с точки зрения экономики расходы на улучшение условий труда являются инвестициями. Причем ценность таких инвестиций значительно выше, чем предполагается изначально, и не только в связи со скрытой и долгосрочной выгодой для здоровья и благосостояния работников. Внедрение новейших безопасных технологий одновременно повышает качество продукции и в конечном счете прибыль конкретного предприятия, дает импульс для экономического развития всей отрасли и в целом укрепляет конкурентоспособность страны.

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не доступны.

Есть 5 коммент. к теме: “Гармонизация российских стандартов охраны труда с требованиями МОТ”

  1. Я считаю, что требования МОТ вполне осуществимы в российских условиях, для соблюдения всех существующих международных стандартов по охране труда. Именно с этого момента следует начинать повышение эффективности производства.

  2. Axel:

    zarabbo, а каким образом повышение эффективности производства связано с международной организацией труда? Мне кажется, что она в первую очередь заинтересована в решении совсем других вопросов.

  3. lisss:

    Не вижу особого смысла России в этом смысле гнаться за Евросоюзом, потому как там, выводятся вредные производства в Россию и Китай, за счет этого и есть определенные успехи в сфере понижения травматизма и вредного воздействия. У нас же нет реальной экономической возможности это сделать, а значит и копировать нет смысла.

  4. Axel:

    А что нам еще остается? Создать нечто свое, особенно то,Ю что будет не на бумаге работать, а в реальных условиях, мы пока не можем. Значит выхода нет – придется просто перенимать опят тех, кто в плане охраны труда впереди нас. И ничего плохого в этом нет.

  5. SLed:

    В плане системы сохранения жизни и здоровья…, т.е. охраны труда – надо законодательство «заточить» на поощрение и стимуляцию работника и трудового процесса, а не на героя и героизм. Тогда и героические ситуации не будут возникать. Народ не дурной, давно понял, что бы хорошо жить надо быть героем (по законодательству РФ), или вообще не жить. Поэтому народ всячески поддерживает «героические» ситуации, т.е. создаёт экстрим и преодолевает его.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы добавить свой комментарий.